Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

akai

Как Бульбашик слушал сказки

- Расскажи что-нибудь, - просит Бульбашик.
После горячего чая и яблочного пирога я чувствую в теле тепло, а в душе - благодушие.
- В одной стране, где моря плещут со всех четырех сторон, а деревья цветут круглый год, жила принцесса.
Бульбашик дергает меня за рукав, и я останавливаюсь, вопросительно изогнув бровь.

- Смотри, - Бульбашик мягко встает и направляется к недостроенной железной дороге, которая по замыслу строителя свяжет воедино комнату с кухней. - Я сегодня был Самый Главный Строитель Железных Дорог! А потом - Самый Главный Водитель Паровоза!
Водитель Паровоза негромко топочет лапами по ковру, показывая, как состав мчался сквозь леса и прерии. С гуденьем и чух-чуханьем состав описывает круг по комнате и радостно плюхается рядом со мной.
- Видишь?
- Вижу. И что будем делать?
- Расскажи взрослую сказку. Ведь я Главный Строитель и Главный Водитель, а не детский пассажир.
- Хорошо, - я захлопываю книгу со сказками. - Пусть будет взрослая. В одной стране, где моря плещут со всех четырех сторон, а деревья цветут круглый год, жила девушка.
- Это та же сказка, - с сомнением говорит Бульбашик.
- Нет, не та. Там было волшебное королевство, а тут настоящая страна. Сингапур называется. Сингапур - город-государство на острове, поэтому море со всех сторон.
Бульбашик, соглашаясь, быстро кивает, и я продолжаю.

- У девушки был друг, и они часто ходили гулять, завернувшись в яркие дождевики.
Бульбашик несмело толкает меня в бок.
- Зачем дождевики?
- Как зачем? Дождь на улице. - Мой взгляд падает на тарелку с недоеденным пирогом, и я, подобрев, делаю великодушный жест. - Не хочешь дождевики, пускай так гуляют; мокрость любви не помеха. Итак, они ходили гулять без дождевиков, поэтому все время были мокрые.
- Нет, - не сдается Бульбашик, - почему дождь? Там же деревья цветут круглый год!
- Ну да, цветут. И дождь идет, потому что сказка взрослая, и все должно быть по-настоящему. А по-настоящему там наступает сезон дождей, и каждый день льет как из ведра. Даже как из ванны. А люди гуляют в дождевиках и с большими крепкими зонтами.

Я вспоминаю горячий влажный воздух, плотный и ароматный. Густые запахи странных цветов и фруктов почти осязаемы; они смешиваются и распадаются, словно цветные нити в ярком ковре. Дождь прибивает их к земле тяжелой мокрой лапой, желая единолично занять пространство между небом и землей.
Краски выцветают, будто их тоже смыло ливнем и унесло под землю, где пенятся потоки воды, с силой проталкиваясь туда сквозь сточные решетки.
Collapse )

Рисунок trojanlostrun. Рассмотреть сказку - тыц в картинку
akai

Как Даня дядю застыдил

Даньке три года. У него красивая мама, веселый папа и устоявшийся взгляд на вещи в окружающем мире.
Раздолбанная газель везет мальчика и десяток попутчиков обозначенным маршрутом. Даня с интересом осматривает пассажиров, и его взгляд вдруг останавливается на сидящем рядом мужчине. В мужчине присутствует неправильность - его руки густо украшены наколками, и каждый палец - всемирная история и житие святых в одном флаконе.

- Дядя! - Кричит Даня. - Дядя, ты что, с ума сошел?!
Дядя вздрагивает и в панике смотрит на мальчика. Народ оживляется, предвкушая развлечение.
- Дядя, ты что, не знаешь, что на руках нельзя рисовать?! - Продолжает Даня. Он искренне возмущен, что такой взрослый человек не знает элементарных вещей.
Вся маршрутка смотрит на мужчину и его руки, на рассерженного пацана. Мужчина съеживается, краснеет, прячет руки. Раздаются тихие смешки, переходящие в сдавленный хохот. Водитель маршрутки отчаянно пытается поучаствовать в происходящем и крутит головой, стараясь заглянуть в салон, дабы увидеть разрисованного дядю.

К чести виновника инцидента надо признать, что нашелся он довольно быстро.
- Прости, мальчик, - сказал он. - Конечно же, на руках рисовать ни в коем случае нельзя.
И глядя на Даньку честными глазами, добавил:
- Обещаю тебе, что как только приду домой, сразу все смою.

И тут пассажиров настиг второй приступ хохота. Всех, кроме Дани. Даня гордо глянул на маму и стал смотреть в окно.
akai

Понедельник

Машина в сервисе.
Всего два слова, а сколько впечатлений! Впечатлений, вытекающих из необходимости жить пешком.

***
Рюкзак с ноутбуком намного привлекательнее на заднем сиденье автомобиля, чем за спиной. Вешаю на правое плечо – перекашивает влево, на левое – ведет вправо. Начинаю понимать преимущество стационарного системного блока в офисе.
Вход в метро встречаю как Колумб Америку – всхлипывающим вдохом и матерным выдохом.

***
Они идут друг за другом – он впереди, она сзади. Они не держатся за руки. Легко, словно комар, любовно нащупывающий пору покрупнее, она касается его спины пальцами. Дышит ему в затылок. Шаг в шаг. Левой, правой, левой, правой.
На каменной лестнице расстояние сокращается. На эскалаторе они сливаются сиамскими близнецами. Он смотрит вперед, она изучает его затылок в режиме макро.
С нетерпением жду момента, когда ступени начнут исчезать в полу – интересно, как они сойдут с чудесенки.
Так и сошли. Левой, правой, левой правой.

***
Электричка. Штурм дверей. Уминаю пару теток и одного грустного мужчинку – и в дамках. Осторожно, двери закрываются. Мастерство не пропьешь.

***
Ароматы. Запах двадцатипятилетняя-женщина-утренний-душ-утренний-крем-тональный-крем-недорогая-косметика-туалетная-вода. Справа накатывает мощной струей молодой-человек-вечерняя-тренировка-в-качалке-много-тяжелого-железа-утренняя-пробежка-позавчерашняя-майка. Два потока смешиваются, создавая редкий букет ароматов, от которого на глаза наворачиваются слезы. Особую пикантность в соцветие запахов вносит мужчина-на-ночь-мылся-но-совершил-легкую-пробежку-до-метро-запыхался-и-вспотел с легкой ноткой недельных носков.
Collapse )
akai

Поезд успеха

Удача и успех пребывают на этой планете в разных обличьях. Сами посудите - куда ни плюнь какую книгу ни открой, непременно окажется там что-либо вроде "поймать за хвост птицу удачи, взлететь на вершину успеха, подняться на гребень волны везенья, сесть фортуне на хвост (какая-то неестественная любовь к хвостам. Дядя Фрейд, ку-ку!), вспрыгнуть на подножку поезда успеха".

Отсюда делаю вполне резонные выводы: all you need is "удача + успех", остальное - мелочи, вроде как икра минтая в рыбном наборе.
Главное - динамика. Если быстро бегать, крепко хватать, рывком догонять, пружинисто запрыгивать, будет тебе щастье. В общем - мощные ноги, цепкие руки и хорошая прыжковая техника. Крылья, ноги, хвост.

Дефилируя недавно вполне себе прогулочным шагом, обнаружила я вожделенный поезд успеха. И решила все-таки пойти другим путем - птицу там за хвост, фортуну за то же место... А поезд - не, не хочу.

Но если кто захочет - адресок дам. Поезд и ныне там. Если не угнали.


Collapse )
  • Current Music
    мы охотники за удачей, птицей цвета ультрамарин
  • Tags
akai

В далеке-долге

Люблю поезда. Люблю запах, поднимающийся от блестящих рельсов, потемневшие от времени шпалы, по которым неудобно бежать. Никогда не могла понять – почему просветы между этими деревянными полосками разные?
Люблю сидеть в поезде и ожидать, когда вокзал и перрон начнут медленное движение назад. И, убедившись, что суетливые люди, продолжающие что-то кричать вслед, сопровождая напутствия сурдопереводом, остались позади, со вздохом облегчения вытащить книжку, разрешить проводнице принести чаю с лимоном и начать грызть пирожки и котлетки.

Проводница кашу варила белье раздавала – этому дала, этому дала… Запаянные пластиковые пакеты, сквозь которые просвечивают цветочки и горошины.

- Знаете, - начинаю разговор с соседкой напротив, - моя знакомая по интернету писала, как в далекие советские времена проходила практику в поезде помощником проводника. Так вот вспоминала она, что белье всегда выдавалось по количеству мест вагоне. Но ведь люди сходят, садятся новые. И чтобы всех обеспечить бельем, ее старший опытный и находчивый товарищ, собрав белье покинувших поезд пассажиров, снова складывал простыни и наволочки и раздавал их по второму и по третьему разу. А предварительно белье сбрызгивалось водой – якобы не успело высохнуть после стирки.

Аксиома советских времен: влажное постельное белье – стираное белье. Чем и пользовались проводники. Соседка ужасается. Я поддакиваю. Зажигаются лампы, за окнами голубизна переходит в ультрамарин. Соседка распаковывает пакет с бельем, сует в него руку и, замерев на полуслове, поднимает на меня округлившиеся глаза:
- Оно влажное…
Collapse )
akai

Путевые заметки

- Граждане! Вы извините, что я к вам обращаюсь, но это не вирусный грипп, а остаточный бронхит!
Желание выйти на середину вагона и произнести эту тираду посещает меня все чаще. Выйти, откашляться от кашля (ах, поручик Ржевский, каламбур почти в вашем стиле!), вытянуть вперед руку для пущего контакта с аудиторией - любимый приемчик Ильича - и звучно донести до слушателей вышеизложенную информацию.

Мммм… Гмм. Кхм… Кхе.. Кхааа… Грррррмммм!!! Гкхаааа!!!

- Мммм… Гмм… - пытаюсь сдержать подступающий кашель.
- Кхм… - спазмы подступают, и мы вступаем в неравную борьбу.
- Кхе.. Кхаа… - давлюсь, из последних сил пытаясь обойтись малой кровью.
- Гррррммммм!!! - кульминационный момент близится и…
- Гкхаааа! Гкхааа!! Гкхаааа!!! - подобно Чужому, радостно разрывающему мою хилую грудь, кашель прорывается-таки наружу, насрав на все мои усилия. О господи…

Через минуту непрекращающегося доханья ближайшее окружение начинает коситься. На второй минуте - поёживаться. На третьей минуте в глазах вынужденных соседей начинают светиться давно забытые в стране близнецы-чувства - сострадание и понимание.
Конечно, упаси боже, не мне это сочувствие, не мне это сопереживание. Оно тому, кто стоит с ними плечом к плечу, локтем в бок, коленом в зад и вынужден так же, как и они, терпеть мое гкхаканье.
Что ж, как ни странно, я понимаю их, этих задерганных трудяг, направляющихся к месту исполнения служебных обязанностей. В самом деле, кто знает, что там у меня - атипичная пневмония, птичий грипп или хомячий насморк.

Мнения разделяются - я читаю это в окружающих меня глазах, по-собачьи выразительных. Пятьдесят на пятьдесят. То есть, половина жаждет покинуть вагон, подальше от источника заразы; прочие 50 процентов более склонны выкинуть из вагона меня. Мешает им всем одно: до Таганки, где произойдет передислокация народных масс, мы составляем одно целое. Неразделимое.

© tobico
akai

Хроника происшествий, или немного обо всем

Что Львом Толстым мне не стать, я поняла давно.
И слава богу, надо сказать. Офигенно бы я смотрелась с бородой и в косоворотке… Закосить под Ахматову тоже не прокатит - не та гламурность, инфернальности маловато.
В общем, ни леса, ни дров, только неуемное желание писать, от которого страдает ближайшее окружение, по умолчанию подписанное на все мое творчество. И еще - необъяснимая любовь к эпиграфам.

Эпиграф - это звучит гордо. Сочинишь хрень какую, воткнешь в нее эпиграф - и будет она не просто хрень, а хрень с эпиграфом, что поднимает статус писанины на ноль целых и две десятых ступени выше.
Хотела и сюда воткнуть заветную многозначительную строчку в правом углу, но тут уместней будет пролог. Ёпрст, пролог уже был. Что ж, у настоящего мистера Фикса всегда наготове три плана.

УВЕРТЮРА! чтоб её…

Напугали Лерку газеты. Девушка она читающая, впечатлительная и не жадная; поделилась с другими.
- Мужики охладели к сексу! - поведала Лерка в журнале.
- Бабы стали не те, - возразила я.
- Респект, гражданка! - ответил мне неизвестный товарищ.
Так мы и познакомились - прапорщик Паника и я.

КОНЕЦ УВЕРТЮРЫ.
Ну, в общем, не конец, но вы поняли.Collapse )