Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

akai

Песнь о Ратнике

Увертюра.
Довелось мне недавно поучаствовать в составлении Энциклопедии попаданцев, 25 редакция (авторы - писатель-фантаст Алексей Вязовский и Гарик). В малом количестве, в виде десятка обзоров попаданческих произведений.

Для тех, кто не в теме, попаданцы - это такой жанр, когда кто-то куда-то попадает (сюрприз, сюрприз!) и начинает отрываться.
Попадать можно в магические миры. Тогда надо стать магом и всех нагнуть.
Можно попасть в галактическую империю будущего, стать крутым космодесантником и всех нагнуть.
Можно попадать в прошлое. Тут простор для деятельности очень даже. Например, можно попасть в Древнюю Русь, стать великим воином или князем и всех нагнуть. Можно попасть лет на 100-200 назад, попасть в тело Николая второго, послать на хуй Гессенскую муху с ее гемофилией и всех нагнуть.
Можно попасть в 1941-й год. Дать кучу советов Сталину, "изобрести" автомат Калашникова, промежуточный патрон и командирскую башенку и всех (фрицев) нагнуть.
В последнее время стало модно попадать в Брежневские времена и нагибать Андропова.
Кстати, один из самых ранних представителей попаданцев - янки при дворе короля Артура.

Так вот. Вписалась я оборзе... обозреть несколько романов современных авторов. Все было норм, пока я не взялась за произведение "Ратник" начинающего писателя под псевдонимом Лесник. И вот тут Тобико поняла, что если не поделится с кем-то, ее порвёт. Так что - делюсь.
Конец увертюры.

***
Для начала - вступление от автора:
"И так, книжка будет эксперементальная, а именно многотомник. На счёт полноценной серии даже и не задумывался... Возможно летом, сейчас времени нет совсем. И так, если коротко, попаданцы. Если яснее то лучше уж читать.
Расписывать я буду карикотурного морального урода, но не как в новых книгах Царенко, а скорее как в старых, тоесть смысл и что главное мотивация поступков будет.
Писать будет неудобно и непонятно, по моему идеально для того чтобы проверить свои силы в подобном жанре.
И как обычно, приятного прочтения! Опять же, прозьба критиковать "
*
Сложно вместить резюме по данной ээээ… ̶н̶е̶ литературной поделке в пару абзацев. Много впечатлений, эмоций, эпитетов и вопросов.
Главный вопрос: что, так можно было?! Вот так, с невнятным сюжетом, спутанными диалогами и персонажами, страдающими, судя по описанию, расстройством личности.

A long time ago, в девяностых-двухтысячных годах, все решили, что могут заниматься бизнесом, и каждый второй стал бизнесменом. Кажется, сейчас всем вдарило в голову, что они могут писать. И так же, как коммерсанты 90-х, не задающиеся вопросом “А я это могу?”, ньюписатели вопросом “А я знаю русский язык?” свою ньюписательскую совесть не отягощают и выдают поток сознания, вызывающий когнитивный диссонанс своим бессмыслием и беспощадностью.

Роман (применяя к “Ратнику” литературные термины, безмерно страдаю) за гранью добра и зла. Прочитав его фрагмент, нужно сесть на руки. Всем весом. Иначе первым, что вы сделаете, будет сообщение автору: “Сцуко, не пиши!”
Если у вас малый вес, посадите на колени толстого кота - так вы добавите себе килограммов и подлечите психику - говорят, коты на нее действуют благотворно. Уже после первой главы это понадобится.

“Как только Сашка поставила поднос на стол я немедленно начал приниматься за еду, естественно в первую очередь в рот полетела порция оливье, за ним большой кусок мяса, а за ним кружка холодного кваса. Ужин не столько царский, но стоит добавить что почти ничего на этом столе не было куплено.”
“Утро до меня донеслось яркими лучами солнца и радостными вскриками, вкусным завтраком и в принципе отличным днем, но довольно трудным вечером”.
“Может рясу надеть и монахом заделаться? Буддистом. А что? Монах, давший завет молчания”
“После работы я избитый волк в конце стаи”.
“Не хочу показаться человеком, волнующимся из-за деталей ситуации, к которой я по всей видимости не очень значим.”
“На голове очки с односторонним стеклом и протянутая мне большая ладонь.”
И там же - лопости, згустки, предирки, сикретность, соблазничный. Орфография в депрессии.
Про грамматику я вообще молчу - у нее крайне хреновая карма, не любит ее автор. Впрочем, как и многие другие ньюписатели.

В моем классе учился мальчик 2х2 - двоечник и второгодник, и сейчас мне очень хочется крикнуть: “Баракин, я знаю, что это ты!”

Что еще можно сказать? Наверное, только одно: если решите прочитать сей опус, наденьте каску, чтобы мозг, взрываясь, не забрызгал стены.



#критика #обзор #попаданцы
akai

Гороховая история девятая. О пандах и песнях

“Сообщество Аргентинский фольклор в Петербурге и фестиваль Танго белых ночей приглашают вас на пенью!”

Я пытаюсь надеть фольклорную юбку. Вы видели бабу на чайник? Такую, классическую - с пышной юбкой от груди и круглыми глазами. Я смотрю в зеркало, и эта сволочь показывает мне корейскую бабу на чайник. С широкой юбкой от груди и круглыми говорящими глазами. Говорят они очень громко и нецензурно.

Опускаю юбку ниже, под живот. Нижняя передняя часть с оборками волочится по полу, над цветами из лент и широкой резинкой нависает мое еще не слишком впечатляющее, но вполне себе героическое пандапузо с Горошиной.
Говорят, многие матери слышат, как ребенок внутри икает. Мне кажется, Горошина сейчас заходится в истерике и сучит ногами от хохота.
- Нечего ржать, - ворчу я, выпутываясь из цветов и оборок. - У кого-то вообще яйца еще не выросли.
Надену штаны с мотней и безразмерную футболку с зайцем.

***
- Не слишком ли быстро я бегу? - обдумываю я любимую фразу Люши. Только в этот раз вопрос не в скорости бега относительно скорости бегущего следом партнера, а просто в скорости чакареры*.
После каждой чакареры сажусь отдышаться и передохнуть. Мало ли. Вдруг слишком резко, вдруг слишком активно, вдруг слишком все такое. Лучше посижу. Или вот самбочку** медленную сбацаю.
И тут начинаются три сета маламбо***.

Я лихо скачу, подпрыгиваю, топаю ногами, выделываюсь и радуюсь. Прямо как в фэнтезийном романе, моё умное и осторожное “я” вступило в смертельную битву с “я” захватчика-панды и тут же безнадежно проиграло. Панда ворвалась и установила свои правила.
Панда хочет танцевааать! Панда хочет сапатео!! Панда прётся от маламбо!!!

Наверное, где-то там, в глубокой-преглубокой глубине, пульсирует искра моего задавленного сознания, пульсирует и пытается что-то сказать про прыжки, про сапатео, про включимозгиматьтвою. Но панда не слышит. У панды нет мозга, зато есть лапы. Панда хочет стучать лапами! Панда любит бомбо! Панда прётся от маламбо!!!

Collapse )

akai

О колхозных полях и современном искусстве.

Представьте, что сегодня - пятница. И тогда если вы спросите, как вчера закончился мой день, я скажу – дерьмово, и это будет чистая правда. А, нет, вру. Грязная правда. Грязная и вонючая правда.
Сначала я думала, что мой день закончится кайфово. Милонга, бодрая музыка, позитивные партнеры и офигительно уместно танцующий музыку аргентинский дедушка.
Аргентинские дедушки, кстати, вообще особая статья. Они еле двигаются и поздно выносят ногу на шаг, но каким-то дедушковым чудом приходят в нужное время в нужное место. Еще они горбятся, не давая контакта в груди, и не ведут ни руками, ни головой, но ты почему-то перемещаешься в пространстве именно туда, куда и задумал морщинистый джедай.
На моем танго-фюзеляже всего три аргентинских дедушки, но я решила на этом не останавливаться – мне хочется получить нобелевскую премию за раскрытие тайны телекинеза.
Дедушку я залакировала музыкальным Славиком и стаканом ферне с колой (Славик, ты должен мне бокал шампанского, на которое я опоздала из-за твоего кабесео).
Моя Радость, философски оглядев ненормально веселую во втором часу ночи жену, сел за руль моего пепелаца, и я впервые за пару лет уехала из Виво не только довольная, но и пьяная.

***
Когда мы подошли к двери дома, у меня было одно желание – упасть на кровать и заснуть.
/Начинает играть тревожная музыка./
Дверь открывается, открывается дверь…
/Продолжает играть тревожная музыка./

В общем, мы вваливаемся в квартиру, и фраза «Oh shit!» становится страшной правдой. Сделав первый вдох на своей территории, я почувствовала себя пастушкой. Не той, которая блондинка в платье с бантом на тыльной части и с фарфоровыми щечками, а нормальной такой брутальной пастушкой в резиновых сапогах и телогрейке с чужого плеча. Я бы даже пошла дальше и замахнулась на доярку, ибо далее будет крупный рогатый скот.

И вот я прямо аки на колхозном поле, по колено, понимаешь, в экологии. И экология эта содержит в себе традиции потомственности и преемственности. То есть, приходили в поле быки и мужественно срали. Затем приходили коровы и томно срали. Потом приходили телята и радостно подсракивали. Телята вырастали и превращались в быков и коров, которые приходили, а дальше вы уже в курсе.
Стоим мы, значит, с Моей Радостью, как доярка и комбайнер, дышим органикой, осматриваемся. Смотреть есть на что. Умерший на коврике в прихожей робот-пылесос. Горка срак со следами лап в комнате. Отпечатки лап со следами срак в коридоре. На столе сидит мехопузый теленок со следами лап и срак по всему мехопузому туловищу, причем, видно, что на столе он сегодня сидел разнообразно. И там посидел, и там посидел… На столе, на бамбуковых циновках, на кулере ноутбука, на коврике для мыши…

Моя Радость трансформируется на глазах. Теперь он не комбайнер, а Шерлок Холмс. Аристократично наморщив нос, гений дедукции движется по следам преступления, находя все новые и новые улики. Мехопузие, словно Гензель и Гретель, оставляющие за собой след из крошек, пересек пространство квартиры, оставив во всех комнатах памятные артефакты.
Гензель – идиот. Какие, нахрен, хлебные крошки? Посрамляя дойчеюгенд, Лавашик оставлял на путях своего следования столбики срак. И лепешки срак (со следами лап, естесссно). И шарики срак. И вообще проявил чудеса геометрической фантазии. И посмотрела бы я на ту птичку, которая рискнула бы набить пузо этой геометрией.
В общем, квартира пахнет в стиле «поля готовятся к посеву», по дому художественно раскидано дерьмо, а на столе возвышается меховая фигура с круглыми глазами и кистями на подрагивающих ушах. Инсталляция, блин. Collapse )
290.56 КБ
akai

Болео бессознательное, или как я на милонге уборщицей была

В жизни очень важно делиться опытом. Ну, вы понимаете. Это же неизбежность мироздания, преемственность поколений, передача накопленных знаний: все, что нажито непосильным трудом, - юным потомкам, соседскому дарованию, бескорыстным энтузиастам.

Иногда делиться опытом не только важно, но и приятно.
О да! Тот самый момент, когда ты уже огого, а они еще не алё.
И ты весь такой умудренный, что страшно рядом стоять, а они все такие неопытные, жаждущие откровений, трепетно внимающие каждому слову.
Это как будто живешь в Москве, с головы до пят в тренде, и тут к тебе приезжает родственник из Мухоср… провинции. И он наивен и незатейлив, словно лопух обыкновенный, а ты открыт, близок к народу и готов щедро отсыпать сакрального, ибо демократичность – твое второе имя.

*****
Я зашла в раздевалку в тот самый момент, когда две юные «начинашки», натягивая колготы, открыли дискуссию на тему «Когда можно начинать ходить на милонги».
Мне было уже целых семь (!) танго-месяцев, у меня тоже были колготы, поэтому пройти мимо я не могла.

- Чем раньше, тем лучше! – авторитетно заявила я, важно заполняя ногой левую штанину.
- Страшно! – поделились сокровенным девочки, после чего сделали большие глаза и мысленно затряслись.

Я почувствовала себя сержантом-ветераном, у которого на руках оказались два сопливых новобранца.
- Девчонки, это не так страшно, как кажется, - я присела на лавку, как на край окопчика, и взялась за правую штанину.
– Ну, чего там в самом деле такого? Пришли, посидели. Если даже не потанцевали, то послушали музыку, на танцующих посмотрели.

Я вспомнила, как на своих первых милонгах категорически отказывалась смотреть по сторонам: вдруг встречусь взглядом с каким-нибудь партнером, он увидит, что я смотрю, подумает, что хочу потанцевать, а он танцевать не захочет, потому что я «начинашка». Я увижу, что он видит, что я смотрю, и мне станет неловко, потому что я смотрю не с НАМЕРЕНИЕМ, а просто так – ведь надо же куда-то смотреть.
Мы будем глядеть друг на друга, а потом товарищ отвернется и пойдет танцевать с хорошей партнершей, а я буду страдать от уязвленного самолюбия, поскольку намерения у меня не было ни разу, а было просто глазение по сторонам, а вот он себе там подумал…
В общем, я смотрела на танцпол. И там было здорово.

Во-первых, там была музыка.
Во-вторых, там была Оля А., на которую мне очень нравилось смотреть. Оля двигалась размашисто, самозабвенно и пластично, а я мечтала, что тоже так когда-нибудь смогу. Это рождало вдохновение. Правда, ровно до того момента, пока я не вспоминала, что очо у меня кривое, шаг растопырчатый, а ось падучая. В этот момент Оля меня не вдохновляла, но смотреть на нее все равно было приятно.

В-третьих, на танцполе было много другого хорошо танцующего (как мне казалось) народа, и легко было представить, что ты пришел на концерт, где за свои двести рублей можешь получить три часа эстетического удовольствия.

Но давайте вернемся в женскую раздевалку.

Перейдя от нижней одежды к свитерам, мои собеседницы нашли в себе смелость посмотреть в глаза главному страху:
- А вдруг партнер пригласит и поведет на болео! Или даже на ГАНЧО!

И вот тут я поняла, что мой танго-долг – немедленно поделиться опытом в таком важном деле, как первые милонги и болео. Или даже ганчо.
Я встала, крепко взялась руками за верх колготок и попрыгала (это очень важно, чтобы на коленках не было гармошек, хотя бандонеон и наше всё). А потом рассказала Великую-Историю-про-Болео.

Collapse )

akai

Томáте ун те, или как мы учили чакареру

Аргентинское танго известно многим, даже если они думают, что танго - это непременно роза в зубах и страсть такая, что спать не могу. А вот про народную пейзанскую чакареру знают далеко не все. Пора это исправить.

***

- Сюрприз! - говорит Ксюша. - Сегодня у нас состоится урок по чакарере, который проведет уважаемая в танго-сообществе Полина Сычева.
Группа аплодирует, Полина раскланивается.
Построившись рядами "на зеркало", мы едим глазами Полю в радостном предвкушении.
Краткий экскурс в историю танца. Ритмика. Первые движения.

***
- Руки должны быть направлены чуть вперед и вверх - к солнцу! - В Питере солнца ни хрена нет, но мы послушно тянем руки вперед и вверх. Ведь где-то оно есть - например, в той же Аргентине, откуда едут и едут к нам загорелые маэстро.
- Некоторые, танцуя чакареру, держат руки на уровне плеч, - Поля изображает "бабочка крылышками бяк-бяк-бяк". - Так делать не надо.
Группа еще сильнее тянется к солнцу, напоминая команду физкультурников на утренней зарядке.

***
Первые шаги на три счета осваиваем почти безболененно.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Топчемся на месте с поднятыми руками.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Шагаем влево и вправо.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Вперед и назад.
Мы топо̀чем на всю Тангоманию, заражаясь все сильнее этим ритмом и уже фактически посрамив аргентинских крестьян вдохновенным исполнением танца, но тут начинаются повороты.

***
Полина смотрит на нас с улыбкой, и в этой улыбке мне чудится целая гамма чувств и мыслей - начиная от "наверное, проще пристрелить" до "ну, хотя бы поржать". Мы крутим головами и вращаем наши разнокалиберные тела - кто в одну сторону, кто в другую, кто на три счета, кто в какой-то своей системе счисления и координат. Мы смотрим исподтишка друг на друга, пытаясь понять - куда и как, блин, поворачиваться?!
Я кружусь вокруг своей оси, мир белого зала Тангомании кружится вокруг меня, косы стоят параллельно полу, пол пытается уйти из-под ног. Позади слышу смех товарищей по чакарере и громкий возглас Моей Радости: "Полька, стой! Давай еще раз про повороты!"
Полина думает - как объяснить нам фигуру доходчивее? Я думаю - как ей удается не захохотать в голос, повалившись на пол и дергая натренированными ногами?
В матче "Аргентина vs Продолжающая группа Ксении Зобовой" аргентинские крестьяне ведут с разгромным счетом.
Collapse )
akai

Мысли начинающей тангеры

Окрашены сумерки синей улыбкой.
Звучат фортепьяно и нежная скрипка,
И город внимательно и благосклонно
Заслушался трелями бандонеона1.

Прекрасное танго - звучит Кумпарсита
(Она и столетье спустя не забыта),
Прекрасны танцоры в сияющем свете...
И я. Враскорячку на гладком паркете.

Танцор меня бережно держит в абразо2,
А мне неудобно. Ну, вот же зараза! -
В момент, где сбылись сновиденья про мачо,
Я что-то не в форме. Увы, незадача…

Мне голову, ноги и тело мороча,
За хиро3 безжалостно следует очо4.
Пришлите врача или лучше – бригаду:
Сейчас я бесстрашно зайду на сакаду5!

Возьмусь прямо завтра за мускулатуру,
Чтоб легче держать было эту постуру6,
А также – за шаг, повороты и махи
(Вокруг на три метра все замерли в страхе).

Я буду стараться, расти. Неужели
Прийти не сумею однажды я к цели?
И лет через тридцать случится победа –
На танго меня пригласит Бальмаседа7!


___________
1 bandoneòn — музыкальный инструмент, разновидность гармоники
2 abràzo – объятие
3 gìro - поворот в паре
4 òcho - шаги с поворотом похожие на восьмерку
5 sacàdas - вытеснение ноги партнера, партнерши при шаге
6 postur̀a – стойка в танце, положение тела
7 Julio Balmaceda – один из самых ярких звезд аргентинского танго
akai

О чудесных чудаках

Как-то в городе сегодня удивительно светло.
Может быть, асфальта серость белым снегом замело?
Может, из-под одеяла
Нос и щеки показало
Солнце раньше поутру,
Чтобы в небе с облаками поскорей начать игру?

Может, тайным заклинаньем и движением бровей
К нам явились из-за моря девятнадцать добрых фей?
Зимний сон, накрывший город,
Взмахом палочек распорот;
Сумрак, спавший по углам,
Уползает, дымкой тает под звенящий птичий гам.

Нет, на улицах внезапно появились чудаки -
Здоровущие ботинки, разноцветные шнурки;
Распевают повсеместно
Удивительные песни
И улыбки дарят всем
От души - открыто, честно. Безвозмездно. Насовсем.

© tobico

akai

Движение в треугольнике

Каждый день в суете, беготне, в бесконечном движении -
Словно и не живем, а стреляем. Стреляем на поражение.
Эсэмэски, звонки, "На работе. Созвонимся позже, а?"
Без сомнений, как будто так надо, всё как и положено.

Сахар. Чай. На приступке ключи. Двери. Лестница. Улица.
Дни - не песней, а списком покупок. Подпункты и булицы.
В промежутках. Кусками. Урывками. Где-то фрагментами.
Объяснимо целесообразными. Эквивалентными.

Тормоз. Газ. Поворот. Магистраль. Эстакада. Отбойники.
Дом, дорога, работа - опять траектория треугольника.
Город бью на квадраты, а жизнь - на сегменты и секторы.
Дождь стеклом ощущаю, сугробы - шипами протектора.

Газ! Педаль до упора! Держать! Испытание прочности.
Это - скорость. Динамика. Страсть. Кто сказал - одиночество?
Цель. Процесс. Результат. Аналитика. Заново.
Кто сказал - "Для чего? Жизнь - не митинг внеплановый!"

Тишина. Лишь в виске чуть пульсирует крови биение:
Тормози! Тормози. Тормози... Проживи хоть мгновение...

© tobico




Posted via LjBeetle
akai

Быть первым

Я хронически не успеваю. Не то, чтобы за поездом по шпалам бегаю или самолету в жо хвост матерюсь, вовсе нет. Просто никак не добегу до финиша первой. А хочется.

Говорят, как плаванье началось, так оно и пойдёт. А как началось моё? Я, блин, собиралась, готовилась, не ела-не пила, знай - прихорашивалась, чтобы во всём блеске появиться. Чтобы губки, глазки, ногтики - все на месте, все в лучшем виде. И, конечно, чтобы ничего лишнего; лишнее - это моветон.
Думала, явлюсь, как солнце эскимосам, как повариха солдатикам, как слон голодным бушменам - а они такого и не видели, они от счастья обомлели.
Опа!
Выхожу, а там, хрен моржовый, полный облом. Там уже есть ребёнок. А я, перхоть мне в голову, второй. Ясен пень, никаких новых игрушек, никаких "А у нашей девочки - глазки!!!". Игрушки от сестры остались, а к глазкам они уже привыкли. На месте, в комплекте - и ладно. Распашонки с чужого плеча и горшок б/у. Такая эпидерсия.

В четыре года я начала читать, а в пять написала стихотворное философское размышление об арбузах и доме. В шесть лет я вдохновенно сочинила музыкальное произведение на смерть хомяка Апониталау. Казалось бы - вот щас я и стану первой. Увы, не зря плаванье началось с такой засады! Моцарт начал сочинять в пять, а в шесть этот гениальный засранец уже вовсю давал концерты и бацал музыку для реальной публики, обливаясь потом в напудренном овечьем парике. Не срослось.

Упорно пытаясь пробиться вперед, я наращивала потенциал и вторичные половые признаки. Потенциал был в лучшей позиции, ибо лифчики мне приходилось ушивать. И когда подруги, гордые обладательницы сись, видимых невооруженным глазом, спрашивали: "У тебя какой размер?", я честно отвечала: "Нулевой ушитый." И мысленно добавляла: "Зато на бегу не хлябает". Впрочем, этот аргумент не слишком утешал, ибо в беге первенство мне тоже не обломилось.
Collapse )
akai

Позови меня тихо по имени...

Выбирая разлюбимому чаду расчудесное имя, родители вряд ли догадываются том, что лелеемую Дашулечку/Светулечку/Женюлечку посмеют назвать "кривоногой кобылой" или "косорукой шваброй". Впрочем, всегда стоит надеяться на лучшее - в конце концов, это могут быть "отпадная чувиха" и "я х#ею, какая телка", что намного лучше. Стоит также упомянуть, что вариант "Дашка/Светка/Женька" всегда остается в арсенале, ибо прост и удобен, хотя и лишен стиля.

Первое время родители называли меня "ребенок", "моя хорошая" и "наша красавица". Например:
- Наша красавица надула в пеленки!
- Ой, ты покакала, моя хорошая!
- Стас, а где ребенок?! Когда я засыпала он был тут!!!
Эх, родители... Ребенок в это время безропотно лежал под кроватью, куда укатился, упав с обмякших рук уснувшей маман.

Когда "наша хорошая" перестала дуть и умильно срать в пеленки, пришло время другому набору: "доча", "Евгеша", "Это что такое":
- Евгеша, помой посуду!
- Доча, сходи за хлебом!
- Это что такое?! Почему прогуляла фортепьяно?!
- Это что такое?! Почему прогуляла сольфеджио?!
- Это что такое?! Почему прогуляла музыкальную литературу?!
Доча вставала на табурет и мыла посуду. Или брала рупь и шла за хлебом, принося домой надкусанный батон и слойку свердловскую. Или мялась с ноги на ногу, ничего не говоря о том, как днем выкатила велосипед и носилась с пацанами по дворам, пугая безудержным ором и дребезжанием чуть тронутого ржавчиной велосипедного звонка ворчащих старушек.

Женька Масленникова в детском саду называла меня Женечкой:
- Женечка-Женечка! У тебя новое платье?! Я с тобой больше не дружу!

Мальчишки в детском саду называли "а ну" ("А ну, отходи! Не видишь, бонбу взрываем!"), а во дворе - "узкоглазая" ("Узкоглазая! Поезжай в свою Епонию!"). Впрочем, у мальчишек всегда плохо с фантазией.
Collapse )