Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

akai

Песнь о Ратнике

Увертюра.
Довелось мне недавно поучаствовать в составлении Энциклопедии попаданцев, 25 редакция (авторы - писатель-фантаст Алексей Вязовский и Гарик). В малом количестве, в виде десятка обзоров попаданческих произведений.

Для тех, кто не в теме, попаданцы - это такой жанр, когда кто-то куда-то попадает (сюрприз, сюрприз!) и начинает отрываться.
Попадать можно в магические миры. Тогда надо стать магом и всех нагнуть.
Можно попасть в галактическую империю будущего, стать крутым космодесантником и всех нагнуть.
Можно попадать в прошлое. Тут простор для деятельности очень даже. Например, можно попасть в Древнюю Русь, стать великим воином или князем и всех нагнуть. Можно попасть лет на 100-200 назад, попасть в тело Николая второго, послать на хуй Гессенскую муху с ее гемофилией и всех нагнуть.
Можно попасть в 1941-й год. Дать кучу советов Сталину, "изобрести" автомат Калашникова, промежуточный патрон и командирскую башенку и всех (фрицев) нагнуть.
В последнее время стало модно попадать в Брежневские времена и нагибать Андропова.
Кстати, один из самых ранних представителей попаданцев - янки при дворе короля Артура.

Так вот. Вписалась я оборзе... обозреть несколько романов современных авторов. Все было норм, пока я не взялась за произведение "Ратник" начинающего писателя под псевдонимом Лесник. И вот тут Тобико поняла, что если не поделится с кем-то, ее порвёт. Так что - делюсь.
Конец увертюры.

***
Для начала - вступление от автора:
"И так, книжка будет эксперементальная, а именно многотомник. На счёт полноценной серии даже и не задумывался... Возможно летом, сейчас времени нет совсем. И так, если коротко, попаданцы. Если яснее то лучше уж читать.
Расписывать я буду карикотурного морального урода, но не как в новых книгах Царенко, а скорее как в старых, тоесть смысл и что главное мотивация поступков будет.
Писать будет неудобно и непонятно, по моему идеально для того чтобы проверить свои силы в подобном жанре.
И как обычно, приятного прочтения! Опять же, прозьба критиковать "
*
Сложно вместить резюме по данной ээээ… ̶н̶е̶ литературной поделке в пару абзацев. Много впечатлений, эмоций, эпитетов и вопросов.
Главный вопрос: что, так можно было?! Вот так, с невнятным сюжетом, спутанными диалогами и персонажами, страдающими, судя по описанию, расстройством личности.

A long time ago, в девяностых-двухтысячных годах, все решили, что могут заниматься бизнесом, и каждый второй стал бизнесменом. Кажется, сейчас всем вдарило в голову, что они могут писать. И так же, как коммерсанты 90-х, не задающиеся вопросом “А я это могу?”, ньюписатели вопросом “А я знаю русский язык?” свою ньюписательскую совесть не отягощают и выдают поток сознания, вызывающий когнитивный диссонанс своим бессмыслием и беспощадностью.

Роман (применяя к “Ратнику” литературные термины, безмерно страдаю) за гранью добра и зла. Прочитав его фрагмент, нужно сесть на руки. Всем весом. Иначе первым, что вы сделаете, будет сообщение автору: “Сцуко, не пиши!”
Если у вас малый вес, посадите на колени толстого кота - так вы добавите себе килограммов и подлечите психику - говорят, коты на нее действуют благотворно. Уже после первой главы это понадобится.

“Как только Сашка поставила поднос на стол я немедленно начал приниматься за еду, естественно в первую очередь в рот полетела порция оливье, за ним большой кусок мяса, а за ним кружка холодного кваса. Ужин не столько царский, но стоит добавить что почти ничего на этом столе не было куплено.”
“Утро до меня донеслось яркими лучами солнца и радостными вскриками, вкусным завтраком и в принципе отличным днем, но довольно трудным вечером”.
“Может рясу надеть и монахом заделаться? Буддистом. А что? Монах, давший завет молчания”
“После работы я избитый волк в конце стаи”.
“Не хочу показаться человеком, волнующимся из-за деталей ситуации, к которой я по всей видимости не очень значим.”
“На голове очки с односторонним стеклом и протянутая мне большая ладонь.”
И там же - лопости, згустки, предирки, сикретность, соблазничный. Орфография в депрессии.
Про грамматику я вообще молчу - у нее крайне хреновая карма, не любит ее автор. Впрочем, как и многие другие ньюписатели.

В моем классе учился мальчик 2х2 - двоечник и второгодник, и сейчас мне очень хочется крикнуть: “Баракин, я знаю, что это ты!”

Что еще можно сказать? Наверное, только одно: если решите прочитать сей опус, наденьте каску, чтобы мозг, взрываясь, не забрызгал стены.



#критика #обзор #попаданцы
akai

Быть первым

Я хронически не успеваю. Не то, чтобы за поездом по шпалам бегаю или самолету в жо хвост матерюсь, вовсе нет. Просто никак не добегу до финиша первой. А хочется.

Говорят, как плаванье началось, так оно и пойдёт. А как началось моё? Я, блин, собиралась, готовилась, не ела-не пила, знай - прихорашивалась, чтобы во всём блеске появиться. Чтобы губки, глазки, ногтики - все на месте, все в лучшем виде. И, конечно, чтобы ничего лишнего; лишнее - это моветон.
Думала, явлюсь, как солнце эскимосам, как повариха солдатикам, как слон голодным бушменам - а они такого и не видели, они от счастья обомлели.
Опа!
Выхожу, а там, хрен моржовый, полный облом. Там уже есть ребёнок. А я, перхоть мне в голову, второй. Ясен пень, никаких новых игрушек, никаких "А у нашей девочки - глазки!!!". Игрушки от сестры остались, а к глазкам они уже привыкли. На месте, в комплекте - и ладно. Распашонки с чужого плеча и горшок б/у. Такая эпидерсия.

В четыре года я начала читать, а в пять написала стихотворное философское размышление об арбузах и доме. В шесть лет я вдохновенно сочинила музыкальное произведение на смерть хомяка Апониталау. Казалось бы - вот щас я и стану первой. Увы, не зря плаванье началось с такой засады! Моцарт начал сочинять в пять, а в шесть этот гениальный засранец уже вовсю давал концерты и бацал музыку для реальной публики, обливаясь потом в напудренном овечьем парике. Не срослось.

Упорно пытаясь пробиться вперед, я наращивала потенциал и вторичные половые признаки. Потенциал был в лучшей позиции, ибо лифчики мне приходилось ушивать. И когда подруги, гордые обладательницы сись, видимых невооруженным глазом, спрашивали: "У тебя какой размер?", я честно отвечала: "Нулевой ушитый." И мысленно добавляла: "Зато на бегу не хлябает". Впрочем, этот аргумент не слишком утешал, ибо в беге первенство мне тоже не обломилось.
Collapse )
akai

Как Женечка на кровать обиделась

На самом деле я на папу обиделась. Вы же не подумали, в самом деле, что я такая дурища - на кровать обижаться.
А вот папа подумал. Ну, ему можно. Он-то знает, чего от меня ожидать можно.

Мне море снилось. И кораблики. И я среди этого моря и этих корабликов вся такая здоровская плаваю. И вода кругом плещется, плещется...
И тут мне так писать захотелось. И вот я заметалась, туда-сюда бегаю, а уже совсем невмоготу. И я уже совсем подпрыгиваю и письку ладошкой придерживаю, потому что если придерживать, то писать уже не так хочется. Вы как-нибудь попробуйте, когда рядом сортира не будет. Сразу меня добрым словом и вспомните.

В общем, ношусь я, и вдруг - оппа! - как раз горшок стоит. Ну, мне уже стыдоба на горшок ходить, да уж лучше так, а то уже и ладошка не помогает. И я плюх на это горшок! И как записаю! И прямо так мне хорошо стало, что прямо цветы в душе распускаться начали. И я писала, пока вся душа цветами не забилась.
И проснулась.
В мокрой кровати.
В мокрой ночнушке.

И поняла, что горшок, падла, приснившийся был, а вот писалось наяву. Вот уж действительно - вам и не снилось!
В общем, такая меня тут обида разобрала, что сил никаких не стало терпеть. Ну, то есть - обиду терпеть. Остальное-то терпеть уже не надо было. Стою я, мокрая, рядом с мокрой кроватью и думаю, что жизнь подлая штука.
Пять лет уже, через год в школу, чтоб ее, а кровать описатая вся. Такой, блин, пассаж.

Ну, пошла я к папе. К папе, потому что ночью нормальные люди спят. Вон мама спит. А Наташка тоже спит, хотя она ненормальная. По крайней мере, когда меня лупит по зопе. А папа - тоже ненормальный, потому что работает по ночам. А нормальные люди работают только на работе, и то не всегда, а только когда начальник рядом стоит.

Захожу к папе в комнату - так и есть, не спит. В темноте яркий круг от зеленой лампы, и в этом кругу сидит папа и трудится. Как Ленин. Даже круче, потому что Ленин ни хрена в современном авиастроении не понимал. А еще папа не картавит, и волосы у него на голове в нужном количестве.
Оборачивается папа на скрип и видит, как в комнату вплывает малютка-привидение из Вазастана.


Collapse )