Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

akai

В городе лето

А в большом мире лето, лето.
Жара – плюс тридцать, плюс солнце, душно.
Все никнут, тают, все перегреты,
Все к рекам, к морю единодушно.

А в большом мире лето, лето.
Печет и зной – да уж, экзерсисы.
Все голопузы и голосисы.
Не веришь - снег существует где-то!

А в большом мире лето, лето.
На пляжах люди, как в банке шпроты.
Лицом, спиной и вполоборота,
У всех загар до костей скелета.

А в большом мире лето, лето.
И в море люди, их много-много,
Как суп с пельмешками. Слава богу,
Еще не сварены, хоть нагреты.

А в большом мире лето, лето.
Еще – ковид, заражений график,
Привыкли к маскам, к «идите нафиг»,
К «Ищу работу. С иммунитетом!»

А в большом мире лето, лето.
Закрыт загран. Неудобно. Очень.
Проблема дня, несомненно, это -
Куда б податься – Крым или Сочи?

А в большом мире лето, лето.
И кот пушистый, горячий, сцуко,
Все лезет в ноги, под бок, под руку...
Где совесть, морда?! А нету, нету…

А в большом мире лето, лето.
Работа, дом, детский сад, запара.
Но знаешь, если подбить всю смету,
Все классно. Честно. Вот без базара.
tobico

akai

Гороховая история десятая. Про лабутены и рыбьи песенки.

- Идем смотреть лабутены, - говорю я Моей Радости, затаскивая его в салон Stokke. - Я должна увидеть этот легендарный артефакт!
*
Обзор коляски Stokke Xplory мне подсунул добрый новостной портал, хитро заныкав его между баннером с котиками и клятвенным обещанием увеличить сиськи и убрать булочковые объемы с жопы. За полтора дня, из которых полдня уйдет на настройку астрального канала, а оставшийся день - на банковский перевод символической суммы всего лишь в три тысячи максимальных зарплат.

Так вот про коляску.
Fire and Blood.
Пламенно яркие расцветки люлек и кровь на сетчатке глазных яблок при виде ценника.
“Стокк ихсплори - это лабутены среди колясок, - говорит отзыв модной и современной мамы без финансовых проблем. - Они жесткие и неудобные, но ̶с̶у̶к̶а̶ стильные.”
Коляски и правда стильные. И жесткие.
- С этой коляской вас всегда заметят! - радостно сообщает консультант. - Это самые ̶п̶а̶ф̶о̶с̶н̶ы̶е̶ ̶и̶ ̶н̶а̶п̶о̶н̶т̶о̶в̶а̶н̶н̶ы̶е̶ стильные коляски!
Слово “стильные” сегодня в тренде. Как и коляски иксплори, призванные укачивать ягодицы юных крон-принцев.
Налюбовавшись “лабутенами”, утаскиваю Радость в отдел обычных колясок. Любитель стильных вещей Хрипченко задумчив. Кажется, я увела его из салона очень вовремя: еще немного - и Stokke Xplory могла пустить свои цеплючие корни в его голове.
*
Магазин колясок потрясает воображение. Чтоб я видела такую цветовую гамму при выборе своего шкодного пепелаца! Стоимость киндерповозки тоже производит сильное впечатление, оставляя глубокие раны по всей поверхности мозга.

Комплектации три в одном, два в одном, съемные и складывающиеся шасси, трансформируемые ручки, стояночные тормоза, дождевики и муфты для рук…
Лишь наличие кондиционера в моем авто позволяет не получить комплекс неполноценности из-за того, что я страшно обделена удобствами в своей шкодке.
Представляю, как Горошина чмырит меня из своей коляски:
- Чё, у тебя руль все время в одну сторону смотрит? И не перекинуть на 180 градусов? OUCH… И назад ехать только спиной? OMG… Скажите, как? КАК можно юзать ЭТО?! Что, и кузов не сменить на кабрик?! Во стрёмный фейс, не заштукатуришь… Ну хоть децл ништяков имеется? Ну хоть флаффи муфта?

Стоя посреди колясочного эльдорадо, я грустнею. Муфты у меня нет… Ни флаффи, ни лысой. Только кондиционер…

Collapse )

akai

Гороховые истории. Приквел первый. О самоукалывании и докторе Менгеле.

- Мысленно разделите ягодицу на 4 части и делайте укол в верхнюю внешнюю часть, - голос обучающей медсестры дает понять, что делать уколы - фигня, и по плечу даже обезьяне с полными руками бананов.

Дома я через плечо гляжу вниз на лицо пары* и делю его правую щеку на 4 части. Мысленно намечаю жертвенное место, замахиваюсь и...
- Не могу, - упавшим голосом говорю я Моей Радости. - Это же прямо как выстрелить в себя! У меня рука не поднимается!

Блин, а ведь когда-то в детстве я прямо представляла, как у меня будет любимый, потом он умрет, а я, вся из себя любящая, тоже обязательно умру. Потому что любовь - она такая, и потому что в сказках, когда Он умирает, Она втыкает в себя кинжал, если здоровьем не вышла (слишком крепкая) и не может самостоятельно зачахнуть до смерти.

И вот, лежу я, щеками пары вверх, в руке - шприц, и мне в себя этот шприц ну никак не воткнуть; что уж о кинжале говорить.
- Не могу, давай ты, - у Моей Радости поднимаются брови, и я, вспомнив вдруг обнадеживающие факты, торопливо продолжаю. - У тебя получится! Помнишь? Ты же коту делал уколы! Точно!
Я стараюсь не думать о том, что мехопузие в эти моменты горестно и безнадежно орало, вырывалось и с шипением забивалось под диван.

Моя Радость, пофигистично пожав плечами, делает замах, а затем медленно, осторожно, будто пельмень в кипяток, начинает погружать иглу в полупопие. И взгляд такой, заинтересованный и чуть отстраненный, словно у доктора Менгеле во время опытов, так что я испытываю сильное желание горестно заорать и спрятаться под диван.

Доктор Менгеле-Павлов вытягивает иглу и смотрит на меня добрыми глазами, будто ждет чего-то - например, я покроюсь зелеными волосами или из фистулы пойдет желудочный сок.
- Сережа, - с чувством говорю я. - В следующий раз стреляй сразу.

Со шкафа раздается тихий шорох - мехопузие на цыпочках крадется к окну, прикидываясь ветошью.
_______
* "Задница партнерши - лицо пары" © Карлос Риварола**
** Карлос Риварола - один из столпов аргентинского танго

akai

О колхозных полях и современном искусстве.

Представьте, что сегодня - пятница. И тогда если вы спросите, как вчера закончился мой день, я скажу – дерьмово, и это будет чистая правда. А, нет, вру. Грязная правда. Грязная и вонючая правда.
Сначала я думала, что мой день закончится кайфово. Милонга, бодрая музыка, позитивные партнеры и офигительно уместно танцующий музыку аргентинский дедушка.
Аргентинские дедушки, кстати, вообще особая статья. Они еле двигаются и поздно выносят ногу на шаг, но каким-то дедушковым чудом приходят в нужное время в нужное место. Еще они горбятся, не давая контакта в груди, и не ведут ни руками, ни головой, но ты почему-то перемещаешься в пространстве именно туда, куда и задумал морщинистый джедай.
На моем танго-фюзеляже всего три аргентинских дедушки, но я решила на этом не останавливаться – мне хочется получить нобелевскую премию за раскрытие тайны телекинеза.
Дедушку я залакировала музыкальным Славиком и стаканом ферне с колой (Славик, ты должен мне бокал шампанского, на которое я опоздала из-за твоего кабесео).
Моя Радость, философски оглядев ненормально веселую во втором часу ночи жену, сел за руль моего пепелаца, и я впервые за пару лет уехала из Виво не только довольная, но и пьяная.

***
Когда мы подошли к двери дома, у меня было одно желание – упасть на кровать и заснуть.
/Начинает играть тревожная музыка./
Дверь открывается, открывается дверь…
/Продолжает играть тревожная музыка./

В общем, мы вваливаемся в квартиру, и фраза «Oh shit!» становится страшной правдой. Сделав первый вдох на своей территории, я почувствовала себя пастушкой. Не той, которая блондинка в платье с бантом на тыльной части и с фарфоровыми щечками, а нормальной такой брутальной пастушкой в резиновых сапогах и телогрейке с чужого плеча. Я бы даже пошла дальше и замахнулась на доярку, ибо далее будет крупный рогатый скот.

И вот я прямо аки на колхозном поле, по колено, понимаешь, в экологии. И экология эта содержит в себе традиции потомственности и преемственности. То есть, приходили в поле быки и мужественно срали. Затем приходили коровы и томно срали. Потом приходили телята и радостно подсракивали. Телята вырастали и превращались в быков и коров, которые приходили, а дальше вы уже в курсе.
Стоим мы, значит, с Моей Радостью, как доярка и комбайнер, дышим органикой, осматриваемся. Смотреть есть на что. Умерший на коврике в прихожей робот-пылесос. Горка срак со следами лап в комнате. Отпечатки лап со следами срак в коридоре. На столе сидит мехопузый теленок со следами лап и срак по всему мехопузому туловищу, причем, видно, что на столе он сегодня сидел разнообразно. И там посидел, и там посидел… На столе, на бамбуковых циновках, на кулере ноутбука, на коврике для мыши…

Моя Радость трансформируется на глазах. Теперь он не комбайнер, а Шерлок Холмс. Аристократично наморщив нос, гений дедукции движется по следам преступления, находя все новые и новые улики. Мехопузие, словно Гензель и Гретель, оставляющие за собой след из крошек, пересек пространство квартиры, оставив во всех комнатах памятные артефакты.
Гензель – идиот. Какие, нахрен, хлебные крошки? Посрамляя дойчеюгенд, Лавашик оставлял на путях своего следования столбики срак. И лепешки срак (со следами лап, естесссно). И шарики срак. И вообще проявил чудеса геометрической фантазии. И посмотрела бы я на ту птичку, которая рискнула бы набить пузо этой геометрией.
В общем, квартира пахнет в стиле «поля готовятся к посеву», по дому художественно раскидано дерьмо, а на столе возвышается меховая фигура с круглыми глазами и кистями на подрагивающих ушах. Инсталляция, блин. Collapse )
290.56 КБ
akai

Счастье

Счастье - это когда оранжево-багряный рассвет, солоноватый ветер, шуршащие волны, настойчиво теплое солнце и круговая чакарера у кромки моря.
Когда пляшешь - и волосы развеваются, и улыбка рвется, и ловишь эмоции прекрасных дев, которые несутся с тобой босыми ногами по песку, по воде, взметая брызги и блестя глазами.
Когда поднимаешь сияющий взгляд и натыкаешься на яростное лицо взбешенного мужа и думаешь: "Ой, все, мне пиздец!"
А муж бежит к тебе, закусив губу, пытаясь удержаться и не обрушить на тебя все богатство великого и могучего; несется, словно римляне с тараном на ворота гордых Сиракуз, и ты уже чувствуешь себя интеллигентным Архимедом, который понимает, что пора нырять в воду, желательно с головой и как можно глубже.

И вот он набегает, а ты думаешь - "какое, блин, нафиг сарандео, вот мне и пришел полный хиро финаль", а он смотрит, открывает рот, закрывает, снова открывает... А потом с размаху шваркает об землю розовую ногу в дырочку с модной молнией, поворачивается и молча уходит. И его спина громко и нецензурно смотрит на меня.
Потому что долбаные надорванные связки, потому что надо ногу беречь, надо в гипсе ходить, а лучше не ходить, а лежать ногами вверх, и уж точно не плясать чакареру на песке у рассветного моря в компании потрясающе замечательных дев.

И ты глядишь на эту угрожающую спину, чувствуешь себя сцыкухой и, тихонечко хромая, отходишь в сторонку. Садишься, смотришь на продолжающих плясать русалок и сквозь мешанину облома, обиды, настороженности и еще хрен знает чего ощущаешь, что вот это - счастье.
Счастье, что не смотрит восхищенно со словами "ты была прекрасна", а хочет оторвать голову и убить, если после отрывания башки в этом хромом теле останется жизнь. Потому что беспокоится и любит.
И я его люблю. Надену гипс, подойду к злобствующей еще спине и обниму. И мы даже спляшем кусочек кумпарситы прямо среди столов прибрежного ресторана пляжного комплекса Ривьера. На одной ноге.

1826 дней вместе.

Collapse )
akai

Томáте ун те, или как мы учили чакареру

Аргентинское танго известно многим, даже если они думают, что танго - это непременно роза в зубах и страсть такая, что спать не могу. А вот про народную пейзанскую чакареру знают далеко не все. Пора это исправить.

***

- Сюрприз! - говорит Ксюша. - Сегодня у нас состоится урок по чакарере, который проведет уважаемая в танго-сообществе Полина Сычева.
Группа аплодирует, Полина раскланивается.
Построившись рядами "на зеркало", мы едим глазами Полю в радостном предвкушении.
Краткий экскурс в историю танца. Ритмика. Первые движения.

***
- Руки должны быть направлены чуть вперед и вверх - к солнцу! - В Питере солнца ни хрена нет, но мы послушно тянем руки вперед и вверх. Ведь где-то оно есть - например, в той же Аргентине, откуда едут и едут к нам загорелые маэстро.
- Некоторые, танцуя чакареру, держат руки на уровне плеч, - Поля изображает "бабочка крылышками бяк-бяк-бяк". - Так делать не надо.
Группа еще сильнее тянется к солнцу, напоминая команду физкультурников на утренней зарядке.

***
Первые шаги на три счета осваиваем почти безболененно.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Топчемся на месте с поднятыми руками.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Шагаем влево и вправо.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три... - Вперед и назад.
Мы топо̀чем на всю Тангоманию, заражаясь все сильнее этим ритмом и уже фактически посрамив аргентинских крестьян вдохновенным исполнением танца, но тут начинаются повороты.

***
Полина смотрит на нас с улыбкой, и в этой улыбке мне чудится целая гамма чувств и мыслей - начиная от "наверное, проще пристрелить" до "ну, хотя бы поржать". Мы крутим головами и вращаем наши разнокалиберные тела - кто в одну сторону, кто в другую, кто на три счета, кто в какой-то своей системе счисления и координат. Мы смотрим исподтишка друг на друга, пытаясь понять - куда и как, блин, поворачиваться?!
Я кружусь вокруг своей оси, мир белого зала Тангомании кружится вокруг меня, косы стоят параллельно полу, пол пытается уйти из-под ног. Позади слышу смех товарищей по чакарере и громкий возглас Моей Радости: "Полька, стой! Давай еще раз про повороты!"
Полина думает - как объяснить нам фигуру доходчивее? Я думаю - как ей удается не захохотать в голос, повалившись на пол и дергая натренированными ногами?
В матче "Аргентина vs Продолжающая группа Ксении Зобовой" аргентинские крестьяне ведут с разгромным счетом.
Collapse )