akai

В городе лето

А в большом мире лето, лето.
Жара – плюс тридцать, плюс солнце, душно.
Все никнут, тают, все перегреты,
Все к рекам, к морю единодушно.

А в большом мире лето, лето.
Печет и зной – да уж, экзерсисы.
Все голопузы и голосисы.
Не веришь - снег существует где-то!

А в большом мире лето, лето.
На пляжах люди, как в банке шпроты.
Лицом, спиной и вполоборота,
У всех загар до костей скелета.

А в большом мире лето, лето.
И в море люди, их много-много,
Как суп с пельмешками. Слава богу,
Еще не сварены, хоть нагреты.

А в большом мире лето, лето.
Еще – ковид, заражений график,
Привыкли к маскам, к «идите нафиг»,
К «Ищу работу. С иммунитетом!»

А в большом мире лето, лето.
Закрыт загран. Неудобно. Очень.
Проблема дня, несомненно, это -
Куда б податься – Крым или Сочи?

А в большом мире лето, лето.
И кот пушистый, горячий, сцуко,
Все лезет в ноги, под бок, под руку...
Где совесть, морда?! А нету, нету…

А в большом мире лето, лето.
Работа, дом, детский сад, запара.
Но знаешь, если подбить всю смету,
Все классно. Честно. Вот без базара.
tobico

akai

Песнь о Ратнике

Увертюра.
Довелось мне недавно поучаствовать в составлении Энциклопедии попаданцев, 25 редакция (авторы - писатель-фантаст Алексей Вязовский и Гарик). В малом количестве, в виде десятка обзоров попаданческих произведений.

Для тех, кто не в теме, попаданцы - это такой жанр, когда кто-то куда-то попадает (сюрприз, сюрприз!) и начинает отрываться.
Попадать можно в магические миры. Тогда надо стать магом и всех нагнуть.
Можно попасть в галактическую империю будущего, стать крутым космодесантником и всех нагнуть.
Можно попадать в прошлое. Тут простор для деятельности очень даже. Например, можно попасть в Древнюю Русь, стать великим воином или князем и всех нагнуть. Можно попасть лет на 100-200 назад, попасть в тело Николая второго, послать на хуй Гессенскую муху с ее гемофилией и всех нагнуть.
Можно попасть в 1941-й год. Дать кучу советов Сталину, "изобрести" автомат Калашникова, промежуточный патрон и командирскую башенку и всех (фрицев) нагнуть.
В последнее время стало модно попадать в Брежневские времена и нагибать Андропова.
Кстати, один из самых ранних представителей попаданцев - янки при дворе короля Артура.

Так вот. Вписалась я оборзе... обозреть несколько романов современных авторов. Все было норм, пока я не взялась за произведение "Ратник" начинающего писателя под псевдонимом Лесник. И вот тут Тобико поняла, что если не поделится с кем-то, ее порвёт. Так что - делюсь.
Конец увертюры.

***
Для начала - вступление от автора:
"И так, книжка будет эксперементальная, а именно многотомник. На счёт полноценной серии даже и не задумывался... Возможно летом, сейчас времени нет совсем. И так, если коротко, попаданцы. Если яснее то лучше уж читать.
Расписывать я буду карикотурного морального урода, но не как в новых книгах Царенко, а скорее как в старых, тоесть смысл и что главное мотивация поступков будет.
Писать будет неудобно и непонятно, по моему идеально для того чтобы проверить свои силы в подобном жанре.
И как обычно, приятного прочтения! Опять же, прозьба критиковать "
*
Сложно вместить резюме по данной ээээ… ̶н̶е̶ литературной поделке в пару абзацев. Много впечатлений, эмоций, эпитетов и вопросов.
Главный вопрос: что, так можно было?! Вот так, с невнятным сюжетом, спутанными диалогами и персонажами, страдающими, судя по описанию, расстройством личности.

A long time ago, в девяностых-двухтысячных годах, все решили, что могут заниматься бизнесом, и каждый второй стал бизнесменом. Кажется, сейчас всем вдарило в голову, что они могут писать. И так же, как коммерсанты 90-х, не задающиеся вопросом “А я это могу?”, ньюписатели вопросом “А я знаю русский язык?” свою ньюписательскую совесть не отягощают и выдают поток сознания, вызывающий когнитивный диссонанс своим бессмыслием и беспощадностью.

Роман (применяя к “Ратнику” литературные термины, безмерно страдаю) за гранью добра и зла. Прочитав его фрагмент, нужно сесть на руки. Всем весом. Иначе первым, что вы сделаете, будет сообщение автору: “Сцуко, не пиши!”
Если у вас малый вес, посадите на колени толстого кота - так вы добавите себе килограммов и подлечите психику - говорят, коты на нее действуют благотворно. Уже после первой главы это понадобится.

“Как только Сашка поставила поднос на стол я немедленно начал приниматься за еду, естественно в первую очередь в рот полетела порция оливье, за ним большой кусок мяса, а за ним кружка холодного кваса. Ужин не столько царский, но стоит добавить что почти ничего на этом столе не было куплено.”
“Утро до меня донеслось яркими лучами солнца и радостными вскриками, вкусным завтраком и в принципе отличным днем, но довольно трудным вечером”.
“Может рясу надеть и монахом заделаться? Буддистом. А что? Монах, давший завет молчания”
“После работы я избитый волк в конце стаи”.
“Не хочу показаться человеком, волнующимся из-за деталей ситуации, к которой я по всей видимости не очень значим.”
“На голове очки с односторонним стеклом и протянутая мне большая ладонь.”
И там же - лопости, згустки, предирки, сикретность, соблазничный. Орфография в депрессии.
Про грамматику я вообще молчу - у нее крайне хреновая карма, не любит ее автор. Впрочем, как и многие другие ньюписатели.

В моем классе учился мальчик 2х2 - двоечник и второгодник, и сейчас мне очень хочется крикнуть: “Баракин, я знаю, что это ты!”

Что еще можно сказать? Наверное, только одно: если решите прочитать сей опус, наденьте каску, чтобы мозг, взрываясь, не забрызгал стены.



#критика #обзор #попаданцы
akai

Про рыб

Однажды у родителей гостил северный кореец. Не дорамный, со светом в глазах и Кимирсеном на губах, а самый настоящий. Бедный и голодный. Беженец. Поливал рассолом от кимчи горстку риса и был совершенно счастлив, c трудом воспринимая реальность в виде мамы и ее щедрой кухни. Корейца звали Миша, сам он себя называл «Мися», а настоящее имя история не сохранила.
И вот случился день рождения моего племянника, а Мисе пришлось попробовать торт.
- Вкусно? – спрашивала сеструха.
- Моллаё, - отмазывался человек из-за стены. Типа, не знаю. Ну вот не было у него нужных слов и вкуса он этого не понимал. Вкус есть, а какой – фиг поймешь.
*
Перейдя в статус яжматери, поняла вдруг, что иногда вспоминаю Мисю и его рецепторы применительно к эмоциям. Ну вот есть грусть, радость и т.д.. А иногда есть что-то такое, что ты раньше и не испытывал и не знаешь, как классифицировать. Ну как крокодила на голову надеть и заесть апельсином с горчицей. Хрен знает, что это такое и как к этому относиться.
*
- Узнала много нового о рыбах.
- Готовьтесь часами слушать о морских обитателях.
- Слава знает оооочень много про рыб!
Это отзывы нянь с KidsOut – до карантина к нам захаживали юные девы, дабы скрасить досуг Лавы Великолепного.

- Кто сегодня придет ко мне играть? – деловито спрашивает Лава, и я чувствую себя поставщиком рабов для развлечений.
- Марина (Аня, Алина, Саша), - говорю я.
Вечером Лава внимательно смотрит на улыбающуюся няню, затем молча ведет в комнату, а я пристраиваюсь неподалеку, чтобы ничего не упустить.
- Давай играть, - жизнерадостно начинает Марина (Аня, Алина, Саша).
- Ты знаешь рыбу-каплю? – спрашивает Лава.
- Нет, - няня все еще беззаботна.
- А удильщика?
- Нет.
- А хаулиода? – безжалостно продолжает рыбофил.
- Кого?.. Хау...
- И длиннорогого саблезуба?
- Как ты много знаешь, - пытается переключиться няня. – А вот это у тебя что?
- Вулкан.
- Здорово! - веселеет няня, ощутив почву под ногами. - Что за вулкан?
- Эйяфьядлаёкюдль.
И тут приходят эмоции. Те самые, неопределимые. И я, тихо проживая их, на цыпочках ухожу на кухню. Поливать рис соком от кимчи.
akai

У вас есть на ковид?

Какое время, такие игры. Окружающая действительность во всей красе вторгается в жизнь и придаёт ей новые, яркие краски.
Вопрос дня Первой волны: Мама, на улице ходит страшная болезня?
Вопрос дня Второй волны: У вас есть на ковид?

Ребёнок играет в доктора. Собирает свой внушительный врачебный скарб и отправляется в поисках пациентов.
Неотвратимо, как жирная жопа после тортика, он приходит и сурово спрашивает:
- У вас есть на ковид?! - вот это вот недосказанное "на ковид" звучит очень интригующе и зловеще. Реакция на ковид, тест на ковид, аллергия на ковид, положить на ковид - что там еще на, додумать придётся самостоятельно, и это добавляет тревожности.
- Нету, - говорю. И это, конечно же, не прокатывает.
Брутальный врач продолжает допрос, пока не вытащит признание.

Доктор Лава берет ножницы и вопрошает:
- Где ковид? Сейчас я его отрежу!
И не уходит ведь, пока не отрежет!
- Нееет! - кричит ковид, судорожно дергает лапами и отваливается с последним движением безжалостных ножниц.
/Агония ковида обязательна, иначе операция будет продолжена, а инструментов у нас много./

Мне сегодня в итоге отрезали ковид 4 раза, папе - 10, у него ковид оказался более живучим.

- Ну вот! - удовлетворенно улыбается доктор и, сочтя миссию законченной, уходит отрезать ковиды двум акулам и ставить уколы рыбе Дори и божевой коровке.
akai

Король-солнце и все такое

- Слава, дай обниму! - не так, чтобы сильно пухлые, но вполне себе округлые щеки вызывают непреодолимый позыв расцеловать мелкую креветку.
- Мама, иди на кухню! - заявляет чадо и убегает с криком “Я акула! Большая злая акула!”.
Блин, когда он успел так вырасти?!
*
Это же было совсем недавно: голопузая мелочь возлежит на пеленках и невнятно бухтит, а Яжмать Тобико, нависая сверху, радостно выводит:
- Моя прелесть, мое сокровище… ̶г̶о̶р̶л̶у̶м̶,̶ ̶г̶о̶р̶л̶у̶м̶...
Горошина сверкает шелковой попой (да-да, попа младенца - она такая), болтает ногами в гольфах. На гольфах бантики, и мелкий красотун пипец какой гламурный. Прямо блистательный король-солнце, которого граф M. и барон N. облачили в чулки, а вот герцог О., сцуко, мешкает и королевские труселя не подал.
*
Горошина валяется и поет. Ну, знаете, всякие там “бубубу” и “дядядя”. И вдруг подползает, заглядывает прямо в лицо и говорит “йуху”.
И знаете, от этого “йуху” в животе заводятся бабочки, а грудь распирает цветами, Моцартом и котиками.
Говорят, все мамаши немного безумные. Всё так, наверное. Если мне предложат - “Выбирай, это вот “йуху” или миллион долларов?”, я и думать не стану. Выберу “йуху”. Потому что это счастье. Чистое и незамутненное.
Вот так.
/Но миллиончик я тоже приберу, нечего ему валяться, где ни попадя. А я давно знаю, куда его пристроить./
*
Иногда Горошина плачет. Горько так, навзрыд. Тоненько ноет, всхлипывает. Я глажу его, пою песни добрым голосом, говорю, как мама его любит, какой он чудесный. Через 20 минут голос у мамы все еще добрый, но глазик начинает подергиваться. Еще через 10 минут догадываюсь залезть под одеяло и пощупать филейную часть. Мокрый. Насквозь. Прописал подгузник, комбинезон, простыню и испытывает сильную неприязнь к подлому бытию. А я тут ему песни и улюлю…
Так материальное побеждает духовное. Факт.
*
- Эх ты, - говорю я. - Почему описался?
Глубоко вздыхает:
- Аувэ… - будто - ну что ж поделать?
И в самом деле - ничего не поделаешь.
Герцог О.! Труселя в спальню короля!
akai

Чихали мы на вас...

Как не заболеть, если у вас больной ребенок? Ответ очевиден - да хрен его знает!
Больной ребенок чихает и кашляет. Когда ребенок чихает, мне кажется, что чихает мышь. В детстве, когда я смотрела Щелкунчика и страшный деревянный зубастик победил, мыши начали чихать. Они втягивали воздух, надувались, пыхтели, а потом с писком лопались под бессмертную музыку Петра Ильича, оставляя в воздухе легкий дымок.
Затем мыши заканчивались и начинался хэппи-энд.
*
Мелкий замирает, все его тело напрягается, глаза становятся шире затем Слава начинает рывками вдыхать воздух - иииии, иииии, ииии…
В этот момент мне кажется, что мелкого сейчас порвет на тысячу маленьких нахалят.
Еще миг замирания - и Славян, крепко зажмурив глаза (и правильно, а то мало ли), взрывается ужасающим чихом, распыляя вокруг смесь слюней и микробов. Чихотропная взвесь накрывает пару квадратных метров, заставляя меня утираться подручными тряпками/пеленками, а мелкий, открыв глаза, смотрит ясным взглядом в лицо любимой маме.
*
Славу научили отворачиваться при чихании. На следующий день сын сидит в кровати между мамой и папой. Мир, дружба, “Слава-иди-к-маме/папе” - и вдруг мелкая креветка замирает, тело напрягается, глаза становятся шире...
Слава резко отворачивается, чтобы чихнуть, в сторону от мамы, но там папа!
Слава отворачивается от папы, но там мама!
Креветка в шоке! Когнитивный диссонанс!
Пришлось резко накрыть ребенка одеялом, пока его не порвало. Приглушенный взрыв, одеяло чуть вспухает...
Правда, это все равно не спасает, потому что потом Слава говорит - “Давайте играть в пещеру!”, и всем приходится лезть в одеяльную обчиханную пещеру.
Вот такая вот развесёлая жизнь...
akai

Дневники мамы

Сегодня мне приснилось, что мелкий сам оделся - выбрал и надел футболку, штанишки с тигром на попе и носочки. И вышел такой - мамо, твой сын явился!
Думаю, нам недолго осталось до этого прекрасного момента, ибо футболки деловой колбас уже выбирает сам, а собираясь на прогулку, грамотно рулит процессом своего одевания. И попробуй надень на него беспонтовую шапку вместо стильной кепки!
- Эта! Нет, Лава не хочет эта! Лава хочет эта! Да! Эта! Лава очень красивый!
*
Уже не так остро и болезненно помнятся телом и психикой ощущения первых дней, недель и месяцев мамства, и можно вспоминать их, используя не только междометия. И хочется вспоминать их.
Первые месяцы мамского периода напоминают кадры из триллера - ты в доме один на один с кричащим существом, все время не спишь, торопливо лопаешь на ходу какой-то подножный корм ради выживания, разговариваешь с собой и мысленно ведешь дневники для потомства. Что-то типа:
День третий. Сегодня Оно опять не могло покакать. Газоотводные трубочки спасут мир.
День пятый. Удалось почистить зубы. Сверху справа. Завтра попробую почистить слева. Если очень попрет, захвачу нижние.
День седьмой. Запомнить: сиську вынимать не раньше, чем через 15 минут после того, как Оно заснет.
День восьмой. В пупок банеоцин, в попу глицерин. Не перепутать.
День десятый. ДААААААА!!! Я помыла голову!!! Целиком!!! Жизнь прекрасна!
День пятнадцатый. Надо было выходить замуж за миллионера. Миллионеру не нужно ходить на работу, он мог бы посидеть с ребенком, пока я в сортире. В сортире удобнее держать ребенка головой влево.
День шестнадцатый. Да, точно влево.
Collapse )

akai

Лежать в сторону

Пенья* за пеньей мы сидим дома. Горошина скачкообразно повышает скилл в орании, но пространство еще не подчинилось нам, несмотря на 80-й левел тарзаньего крика.
В шкафу скучают широкие юбки, подъюбники с кружевами и десяток платочков, а я вздыхаю на проплывающие мимо пеньи, фестивали, марафоны…
- Бери Горошину - и вперед, - авторитетно заявляет знакомый, анонсируя очередную пенью. - Ему уже пора.
Но мы не соглашаемся:
- Ходить Горошина еще не может. Даже ползать. Даже сидеть. Только лежать в сторону пеньи.
- Тогда положи его в сторону пеньи, - покладисто отвечает товарищ.
И мы лежим. В сторону пеньи, фестивалей и марафонов.
.
Неважно, чем вы занимались до рождения малыша - танцами, альпийским горловым пением или сумо. Первое время большинство мам просто лежат в сторону любимых занятий. Часто - мысленно, т.к. в реальности полежать удаётся не так часто.
Умыть, переодеть, размять ручки-ножки, переодеть, покормить, помыть, переодеть, уложить, умыть, переодеть, покормить...
И укропная водичка.
И газоотводные трубочки.
И массаж животика.
И колыбельные.
И качания на фитнес-мяче.
И поесть хорошо бы хоть что-нибудь.
И хотя бы полголовы вымыть или зубы почистить.
Collapse )

Collapse )
akai

Однажды я скажу

Играя главную роль в киноэпопее "Яжмать" (серии "Яжкормилица", "Яжукачивальщица", "Яжпопомойщица", "Яжразвлекальщица" и "Яжващехрензнаеткто"), отчётливо осознаёшь, как наполняются новым смыслом слова и понятия. Например, никогда раньше словосочетание "ночные тусовки" не ощущалось так эмоционально и надрывно, с последующие утренним мрачным созерцанием зеркала и отчаянным поеданием последних сладостей в доме, пока ночной тусовщик прервался на утренний сон.
*
Однажды я скажу ему, что была красивая, длинноксая, худая и даже плясала.
Хрен он мне поверит, кстати:
- Угум, ага-ага, и, конечно, куча мужиков хотели с тобой потанцевать, ага-ага. Хе-хе.
И свалит к своей ужасной развязной подружке.


Collapse )
akai

У врача

Педиатр внимательно разглядывает Горошину.
Горошина сурово изучает педиатра.
Даже с голой жопой Вячеслав Сергеевич умудряется излучать достоинство и глубокомыслие.

- Как внимательно... - обычно говорит врач, в которую мелкий при каждом посещении втыкает немигающий пристальный взгляд.
Сегодня сценарий меняется.

- Какой интересный замес получился... - изрекает она вдруг. - Так здорово...
Замес подозрительно смотрит на врача и продолжает смотреть, пока мы не покидаем кабинет.
У замеса крутая косынка на шее и динозавровая шапочка с гребешком.
Я тоже считаю, что он клёвый, ага. :)


Collapse )